Пятница, 24.11.2017
Русский шансон"Изгиб гитары желтой ты обнимаешь нежно, Струна осколком эха пронзит тугую высь. Качнется купол неба большой и звездно-снежный, Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались..." О.Митяев
Меню сайта
Наш опрос
Хит парад исполнителей шансон
Всего ответов: 206
Наш опрос
Хит парад исполнителей шансон
Всего ответов: 120
Наш опрос
Хит парад исполнителей шансон
Всего ответов: 112
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Вилли Токарев, MP3, биография, стихи
Вилли Токарев


Пользовательский поиск




Официальный сайт Вилли Токарев

Вилли Иванович Токарев родился 11 ноября 1934 года в Краснодарском крае, на хуторе Чернышов. Кубанские казаки для него – не кинематографический миф, а реальные корни и пульсирующие в крови вибрации предков, передавших ему особый дух жизнелюбия и страсть к песне. Имя «Вилли», которое после американской жизни и кругосветных путешествий певца кажется иностранным, на самом деле было типично советским именем Вилен, произведенным от аббревиатуры «Владимир Ильич Ленин». В сочетании с архетипическим русским отчеством и «пролетарской» говорящей фамилией, это имя символизирует в нашей культуре связь русско-советской идентичности с интернациональным, «планетарным» сознанием. Если верить в то, что имя как-то определяет жизненный путь человека, то это можно легко приложить к Вилли Ивановичу Токареву, вся биография которого свидетельствует о возможности и необходимости гармонии, баланса между патриотической позицией и ощущением себя «гражданином мира». Токарев не относится к числу тех, кто открыли в себе артиста только во взрослом возрасте. Судя по всему, артистический склад личности обнаруживается в нем уже с самого детства, притом в очень желательном и эффективном сочетании с лидерскими качествами. Известно, что уже в пять лет он организовал в своем дворе хор. В одиннадцать лет он написал первое стихотворение в школьную газету в своем будущем любимом жанре картинки из жизни: пересказал случай, как потратил выданные матерью карманные деньги на билет в кино. К двенадцати годам он неплохо играл на народных струнных инструментах, а в четырнадцать лет стал сочинять мелодии, страстно впитывая в себя все то, что можно было услышать с помощью радиоприемника «Рекорд» и доступных в то время грампластинок. Думается, что уже тогда Вилли разгадал, в чем состоит наилучший способ найти и послушить хорошие песни – сотворить их самому. Вскоре началось кругосветное путешествие Вилли Токарева, которое в 1945 году семья Токаревых переехала в дагестанский город Каспийск, а три года спустя Вилли вышел в первое морское плавание, в роли кочегара. Потом он служил в армии, в войсках связи, а после службы переехал в Ленинград, где и получил высшее музыкальное образование и стремительно вошел в элиту отечественной песенной эстрады как талантливый джазовый контрабасист, отличный аккомпаниатор и интерпретатор легкой музыки, а также автор песен, которые очень быстро становились популярными. Вилли Токарев окончил музыкальное училище при Ленинградской консерватории имени Римского-Корсакова по классу контрабаса. За время учёбы он успел поработать в таких известных русских биг-бендах, как оркестр Анатолия Кролла, симфо-джаз Жанна Татляна, ансамбль Бориса Рычкова, под аккомпанемент которого пела Гюли Чохели. Позже он был приглашен в самый звёздный по тем временам ансамбль «Дружба» под руководством Александра Броневицкого с Эдитой Пьехой. В течение всего ленинградского периода Вилли Токарев писал песни – в основном музыку, но и тексты тоже. Он является автором лирической баллады «Кто виноват?» (который вызвал скандал тем, что был исполнен Анатолием Королевым по радио 7 ноября, когда негласно рекомендовалось крутить только торжественные песни), популярной песни «Дождь» из репертуара Эдиты Пьехи и некоторых других безусловных шлягеров того времени, исполнявшихся кумирами советской эстрады под аккомпанемент лучших российских оркестров легкой музыки. С этим бэкграундом он был приглашен в оркестр Ленинградского Радио и Телевидения, которым руководил известный джазовый музыкант Давид Голощекин. Между тем, это Это был печально известный период гонений на джаз – хорошо известен рассказ о том, как из Москвы пришел приказ, запрещающий «больше трех синкоп» в пределах одного музыкального произведения на концерте. По рассказам Вилли Токарева, это стало для него «последней каплей», и он решил сменить статусную музыкальную столицу на северный город Мурманск, где у него имелось больше возможности быть самим собой. Именно в Мурманске произошло массовое признание Вилли Токарева как автора и исполнителя собственных песен. Одна из них – хит 1973 года «Мурманчаночка», первое исполнение которой сразу сделало его своего рода «героем Кольского полуострова». Но Вилли Токарев искал еще большего пространства для удовлетворения своей ambition. Он искал по всему русскому миру слушателя для своих социальных куплетов и баллад, сюжеты которых брал из газет, уличных встреч и разговоров о советской жизни. В 1974 он эмигрирует в США, где проходит долгий путь от разнорабочего, почтальона и таксиста до кумира русскоязычной эстрады и звезды тогдашнего «Брайтона». Эта многоликая и разноцветная территория была тогда довольно самобытной и яркой культурой, «маленькой Одессой», и еще не приобрела того специального гротескно-маргинального статуса, которым он наделяется в сознании русскоязычной американской диаспоры теперь. Бывший моряк, любитель приключений и natural born self-made man попадает в ту самую загадочную, манящую и пугающую Америку, которая была известна его поколению по романам Стейнбека, Фолкнера и Хемингуэя, «стиляжным» мифам и повестям Аксенова, казенному газетному языку холодной войны и развлекательно-познавательному документальному телесериалу Валентина Зорина – этого русско-советского «Майкла Мура» эпохи «развитого социализма». Для многих его фильмы оставались единственным способом «проехаться по Америке», а Вилли Токарев был одним из тех, кто отправился туда в реальном времени. Пресловутая «Америка Семидесятых» поначалу обернулась к молодому музыканту именно этим жестким черно-белым «зоринским» лицом, но он смело и уверенно, как подобает кубанскому казаку, отвечал на все её «челленджи». «Что только ни делал Вилли в начале своей нью-йорской жизни, – пишет его тогдашний американский биограф Альфред Тульчинский, – мыл окна, убирал квартиры, перебирал библиотеку у какого-то миллионера, убирал в пекарне на Брайтоне, получая только свежий хлеб и немного денег. Одно время он был помощником медсестры, служил курьером на Уолл-Стрит, откуда был изгнан за незнание английского языка. Когда хозяин после «экзамена» бесцеремонно указал ему на дверь, Вилли был так потрясен, что, не видя ничего перед собой, прошел пешком – снизу вверх – весь Манхэттен от Уолл-Стрит до 180-улицы, а это примерно километром двадцать. Вышел утром, добрел до дома вечером. Это был день двух величайших уроков: во-первых, Виля раз и навсегда понял, что в его жизни больше нет места для потрясений, что ко всему нужно относиться философски. Во-вторых, Виля понял, что без хорошего языка в этой стране нечего делать…». Здесь невольно вспоминается повесть Владимира Короленко «Без языка» о первых русских – точнее белорусско-украинских – иммигрантах в Америке. Герой повести, Матвей Лозинский, после серии «обломов» садится в поезд и хочет уехать из Нью-Йорка. Но его поражает больше всего то, что город оказывается бесконечным. Матвей ждет, когда же появится «поле», а оно так никогда и не появляется. Так для него началось «обучение Америке». Восьмидесятые годы, переломные и судьбоносные для родины певца, оказались такими же и для самого Вилли Токарева. В 1979 году в Америке вышла его первая кассета «А жизнь, она всегда прекрасна», которая прошла относительно незамеченной, а в 1981 следующая – «В шумном балагане», которая принесла ему в самом буквальном смысле слова шумную известность. Очень характерно, что сборник лирических песен 1979 года, в котором в полной мере выразился музыкально-поэтический мир Токарева и его подход к аранжировкам, не принес музыканту такого успеха, как сборник юмористических куплетов и городских романсов, аккуратно стилизованных под «ресторанные» и «блатные» песни. Этим предопределилась дальнейшая промоушен-стратегия Токарева в «брайтонский» период, отразившаяся на стереотипах его восприятия как за границей, так и в своем отечестве. В то же время таким утонченным меломанам и архиваторам, как Сева Новгородцев или Борис Сичкин, была вполне понятна и роль альбома «А жизнь, она всегда прекрасна», титульная песня которого осталась шлягером навсегда. В течение 80-х годов Токарев стал объектом пристального внимания всех любителей русской песни в Америке, выступая сначала в одном из первых русских брайтонтских ресторанов «Садко», а потом в не менее знаменитых ресторанах «Приморский» и «Одесса», где ему аккомпанировала Ирина Ола. когда его стали называть «почетным евреем Брайтона». Он также основал свой собственный лейбл, красноречиво названный ‘One Man Band’ и записал около двадцати альбомов, среди которых есть такие, как «Золото», состоящие сплошь из одних хитов. Все эти альбомы концептуальны, объединены определенными темами и включают в себя песни в разных жанрах, каждый из которых по-своему приоритетен для Токарева и выражает его отношение к жизни: бытовая зарисовка, биографический иммигрантский нарратив, «тюремная» песня, юмористические социальные куплеты, поздравление или мадригал, лирическая баллада. Все эти жанры отличаются не только характерными наборами поэтических приемов, но и определенными техническими моментами в аранжировках. С появлением каждого нового альбома стремительно увеличивалась популярность Токарева и на родине, хотя тогда еще трудно было предсказать возможность его триумфальных гастролей по Советскому Союзу. Впервые он прилетел домой с концертами в 1989 году. Его гастроли были поистине звездными – 70 концертов в разных городах по всему Союзу. Большую роль в организации этих гастролей сыграл известный антрепренер Виктор Шульман, который и сам тоже исполнял «одесские песни» из репертуара ленинградских «магнитофонных» бардов, Бориса Сичкина и других ветеранов жанра. Такой же аншлаг повторился и на следующий год, и в 2005 году, когда в России повсеместно продавались 24 альбома Вилли Токарева и уже был известен фильм о нем в жанре biopic – «Вот я стал богатый сэр» (названный так по словам из песне: «Вот я стал богатый сэр и приехал в Эс Эс Эс Эр»). Логично было предположить, что следующим шагом станет возвращение певца на родину. Действительно, став признанным классиком эстрадной песни в России и получив здесь огромную благодарную аудиторию в лице людей самых разных возрастов и социальных групп, он уже не видел причин жить в эмиграции. Так и произошло. Вилли Токарев теперь живет в Москве, возле Котельнической набережной. Здесь же находится и его студия, на которой постоянно идет какой-то увлекательный процесс. Встречаются люди. Записываются все новые и новые песни. Известно, что эта новая страница в творческой биографии Токарева связана и со значительной переменой в его личной жизни. Во время гастролей в Москву он познакомился с Джулией, которая вскоре стала его женой. Киновед по образованию, она обладает таким типом мышления, который содержит в себе как будто бы специальные фильтры от стереотипов и привычных реакций, мешающих свободно и расслабленно слушать музыку. Легко представить себе, что на этом уровне у них сразу был полный контакт, но этим дело не исчерпывалось. «Я решил не возвращаться в Америку еще и потому, что там нет такой Джулии», – откровенно признается Вилли. Сейчас у Вилли и Джулии двое детей, Эвилина и Милен, имена которых явно анаграммируют имя отца. У Вилли также есть сын Алекс, живущий в США, и старший сын – Антон Токарев, хорошо известный слушателям радиостанции «Русский шансон» в Петербурге. Нелишне заметить, что семилетняя Эвилина и трехлетний Милен недавно пошли учиться в музыкальную школу. Приятно думать, что эти дети, представляющие новое поколение с непредсказуемыми для нас музыкальными вкусами, получат не только современное музыкальное образование, но и уникальную эстетическую прививку от отца, теперь уже ставшего символом объединения нескольких поколений, жанров и территорий русской песни. Если когда-то Вилли Токарев должен был искать слушателя для своих песен, сначала эмигрируя из Ленинграда в «глубинку», а потом – в Америку, то теперь он может себе позволить не зависеть ни от массовых вкусов или стереотипов, ни от рыночно-коммерческой цензуры, сменившей советскую идеологическую, ни от «злобы дня», ни от своего широко растиражированного поп-имиджа исполнителя «русского шансона» или стилизованных «блатных» песен. Он пропагандирует наследие звезд мировой эстрады и великих биг-бендов «легкой музыки» на радио «Эхо Москвы», не переставая при этом свободно творчески рефлексировать о своем собственном наследии. В 2005 году он озвучивает люксембургский фильм ‘Tour De Force’ (2005), после чего получает приглашения еще в два фильма, в 2004-2005 записывает концептуальные альбомы «Я вас любил» (2004), «Adorero» (2006) и «Шалом, Израиль!» (2006), в которых воплощается его многоплановый диалог с различными традициями мировой эстрадной музыки и песни. Мы вправе ожидать от него еще многих художественных открытий, и наш сайт будет непрерывно информировать вас о них.

  • За решеткой сижу
    И с тоскою гляжу на свободу.
    Ходят люди внизу
    И сдержать не могу я слезу.
    Есть хотел-хлеб украл,
    А закон покорал так жестоко.
    Восемь лет мне сидеть
    Кудри темные стали седеть ой-ой-ой!
    ПРИПЕВ:
    Я тобою одной совершенно больной,
    Неужели меня позабудишь?
    Я с начальником бьюсь,
    Я тюрьмы не боюсь,
    Я боюсь,что к тебе не вернусь.

    Я мальчишка седой,
    Я совсем молодой мне-17-ть,
    Посадили в тюрьму,
    А зачем и за что не пойму.

    Вспомню как за тобой,
    Все ходили гурьбой,но со мною,
    Убегала от всех
    Рассыпая свой солнечный смех ой-ой-ой! ПРИПЕВ.

    Здесь баланду дают,
    И за правду нас бьют очень больно!
    Ты меня не забудь
    Передачу пришли как-нибудь.

    Мамы нет,папы нет
    Мне чужой целый свет,но я верю,
    Не забудишь меня
    И дождешься последнего дня ой-ой-ой!

  • Небоскребы, небоскребы
    Я приехал из деревни
    В этот крупный городок.
    Очень трудно разобраться,
    Где тут запад, где восток.
    Припев:
    Небоскребы, небоскребы,
    а я маленький такой...
    То мне страшно, то мне грустно,
    То теряю свой покой.

    А вокруг - чужие люди,
    А кругом - чужой народ,
    От тоски глушу я водку,
    Только водка не берет.
    Припев.
    Ни товарища, ни друга,
    Растворились, как в воде,
    И никто здесь не поможет,
    Если, скажем, ты в беде.
    Припев.
    А кругом миллионеры -
    Денег куры не клюют,
    Между ними, как шакалы,
    Люди бедные снуют.
    Припев.
    Перепуганы до смерти
    Все большие города -
    Не гуляют в них по паркам
    Люди ночью никогда.
    Припев.
    То, гляди, тебя ограбят,
    То, гляди, тебя убьют,
    Похоронят как собаку
    И молитвы не споют.
    Припев.
    Я карабкаюсь повыше,
    А вокруг - все то же дно.
    Неужели мне богатым
    В жизни стать не суждено?
    Припев.
    Я работаю как лошадь -
    Все дела, дела, дела,
    А жена не потерпела
    и к свободному ушла.
    Припев.
    Я пока что небогатый,
    Да и бедным не назвать,
    Только вечно мне придется
    Счастье вечное ковать.
    Припев.
    Хорошо везде на свете
    Только там, где нету нас.
    Я не знаю то, что будет,
    Знаю только, что сейчас.
    Припев.
    И брожу я одиноко -
    Впереди - большой Бродвей.
    Кто-то ездит на Ролс-Ройсах,
    Я же прыгаю в "сабвей"4.
    Припев.
    Очень часто, очень часто
    Задаю себе вопрос:
    Для чего, не понимаю,
    Черт меня сюда принес?
    Припев (2 раза).

  • Чубчик
    Бабы любят чубчик кучерявый,
    Всюду бабы падки до кудрей-
    Как увидят чубчик кучерявый-
    Замурлычут ласковей, добрей.

    Чубчик, чубчик, чубчик кучерявый
    Да ты не вейся на ветру.
    Ах, карман, карман ты мой дырявый,
    Да ты не нра-, не нравишься вору.

    Где найти мне сорок миллионов-
    Я бы все их бабам раздарил,
    Ах, ты, чубчик, чубчик кучерявый,
    Ах, зачем меня ты разорил.

    Но однажды женские кудряшки
    Так вскружили голову мою,
    Что ночами снились мне барашки,
    И с тех пор пою я и пою и пью!

    Но недолго чубчик и кудряшки
    Миловались с ночи до утра,
    Подвела дыра моя в кармане,
    Подвела карманная дыра.

    Мне кудряшки подло изменили,
    Соблазнились с лысой головой,
    Там карманы золотом звонили,
    А мои по-прежнему с дырой.

  • Нью-йоркский таксист
    Я тут в Америке уже четыре года,
    Пожил во всех ее известных городах.
    Мне не понять ее свободного народа,
    Меня преследует за будущее страх.

    Когда приехал, разобрался очень быстро -
    За корку хлеба здесь приходится пахать,
    Здесь хорошо живут банкиры и министры
    И здесь любому на любого начихать.

    Сюда приперся я из знойного Сухума,
    Там по профессии я был кавказский вор.
    Да лучше б сохнуть мне в пустыне Кара-Кума,
    Чем подписать себе позорный приговор.

    Когда приехал, попытался, где возможно,
    По специальности работать воровской.
    Все незнакомо мне, и очень осторожно
    Шманать карманы начал опытной рукой.

    Но по карманам шастать быстро надоело,
    И я полез туда, где целый миллион, -
    Так полицейские наручники надели,
    Я был в тюрьму для уголовников свезен.

    Но пригласил я пару видных адвокатов, -
    За деньги черта даже могут оправдать, -
    Я вышел чистым и ни в чем не виноватым.
    Клянусь я в этом - век свободы не видать!

    Я завязать решил с профессией шакала,
    Себе сказал я: не моли и не проси.
    И вдруг нечаянно мне совесть подсказала:
    А не пошел бы ты работать на такси?

    И я пошел на это каторжное дело,
    Пахал как фраер от зари и до зари.
    Однажды совесть воровская так задела -
    В себя как в суку плюнул, черт меня дери!

    О чем тут речь? Скажу: сработал я нечисто,
    Что оказался в этом западном раю,
    Там человеком был, а здесь я стал таксистом,
    Свое здоровье на асфальте продаю.

    Меня и грабили, и просто не платили,
    И оскорбляли на английском языке.
    Однажды, сволочи, меня чуть не убили,
    Такси угнали - я вернулся налегке.

    Пахать таксистом, в общем, дело неплохое,
    Капусту можно здесь хорошую рубить,
    Но я был вынужден за дело за такое
    Свое достоинство мужское погубить.

    Наполовину все ж я был интеллигентом,
    Любил я баб - как это можно не понять?
    В такси я просто стал активным импотентом
    Меня на бабу и домкратом не поднять!

    Я прихожу домой усталый и разбитый,
    И прям в одежде я валюся не кровать,
    А завтра снова для капризных паразитов
    Мне спозаранку, будь я проклятый, вставать.

    Сижу как черт всегда в бензиновом дурмане,
    А ночью снятся романтические сны.
    Я часто сонный шарю в собственных карманах -
    Привычки вора удивительно сильны!

    Пора завязывать мне с черною работой
    И снова браться за святое ремесло,
    Хочу, чтоб жил я как в Сухуми, беззаботно
    И чтоб опять мне зафартило всем назло.

    Хочу, чтоб жил я как в Сухуми, беззаботно
    И чтоб опять мне зафартило всем назло!

  • Над Гудзоном
    А над Гудзоном тихо тучи проплывают,
    В Нью-Йорке вечер наступает, как всегда.
    Без денег вечером
    Здесь делать нечего,
    Здесь денег стоит даже чистая вода!

    А над Нью-Йорком звезды низко опустились
    И "Чайна-таун"1 узкоглазыми кишит.
    Ботинки с рантиком,
    А шляпа с бантиком -
    Турист пожрать туда как бешеный спешит.

    А в темноте "Свободу" видно даже лучше,
    "Импайрент-билдинг" зажигает огоньки.
    И на Бродвейчике
    Свои еврейчики
    Избавят быстро вас от скуки и тоски!

    А по Бродвею ходят люди-ротозеи,
    Они как правило при шляпе и в пенсне.
    Наклончик в сторону,
    Карманчик вспоротый -
    И я в Атлантик-сити еду с портмоне.

    Я "Гренедж-виладж" очень сильно обожаю -
    Там "голубые" жизнь кайфовую ведут.
    Всегда приметные,
    Всю жизнь бездетные,
    И на аборты эти дяди не идут!

    В Центральном парке, как в садах Семирамиды,
    Он просто чудо - невозможно передать!
    Но только вечером
    Там делать нечего,
    Зайдешь туда - тебе Нью-Йорка не видать!

    Здесь летом людям, даже черным, очень жарко,
    И город делает себе большой стриптиз.
    А наша Риточка
    Прикрылась ниточкой -
    И всем мужчинам предлагает: "Тейк ми, плиз!"2

    А почему Нью-Йорк зимой и летом желтый?
    А потому что очень много в нем такси!
    А в них мясистые
    Сидят таксисты, е,
    По-русски ботают, кого ты не спроси.

    Здесь пистолеты применяют вместо слова
    И наплевали на придуманный закон.
    Седые мальчики
    Кусают пальчики -
    Неодолимый перед ними рубикон.

    На Брайтон-бич на всех нежданно налетела
    Девятым валом наша "третяя волна".
    Открыли лавочки,
    А в них - булавочки,
    Булавка всякому прохожему нужна.

    Сижу на "вэлфере"3 как царь на именнинах,
    Нигде работать не желаю, не хочу.
    Мне жить так нравится,
    Дела поправятся,
    И я в Лас-Вегас на рулетку полечу!

    Мне бабы нравятся с фигурою Венеры,
    Там если щупаешь, то знаешь: маешь вещь!
    Но девки плотные
    Сидят голодные,
    Хотят фигуру сделать тощую как лещ!

    Ля-ля-ля-ля-ля, ля-ля-ля-ля-ля и т.д.

    А над Гудзоном журавли не пролетают,
    Зато летят в Нью-Йорк большие корабли.
    Дышать свободою,
    Пить виски с содою
    Сюда бежит народ со всей большой Земли,

    Дышать свободою,
    Пить виски с содою
    Сюда бежит народ со всей большой Земли.

    Ля-ля-ля-ля-ля, ля-ля-ля-ля-ля и т.д.

  • Бабушка здорова!
    Как на Дерибасовской и угол Ришельевской
    В восемь часов вечера разнеслася весть-
    Как у нашей бабушки,бедненькой старушки,
    Семеро налетчиков отобрали честь.
    ПРИПЕВ:
    Гопс-топс-первертопс,бабушка здорова!
    Гопс-топс-первертопс,кушает компот!
    Гопс-топс-первертопс,и мечтает снова,
    Гопс-топс-первертопс,пережить налет!

    Бабушка мечтает,бедная страдает,
    Потеряла бедная покой и сон!
    Двери все открыты,не идут бандиты...
    Пусть придут не семеро,хотя бы вшестером!
    ПРИПЕВ.
    Не выходит бабушка вечером на улицу-
    Запивает бабушка горе порошком.
    Жарит каждый день она для хулиганов курочку-
    Пусть придут не шестеро,хотя бы впятером!
    ПРИПЕВ.
    Не идут налетчики,не идут родимые,
    Не пугают бабушек,к ним врываясь в дом.
    Лечатся налетчики и Купальном переулочке,
    Принимают доктора в номере шестом.
    ПРИПЕВ.
    Как услышал дедушка про бабушкины штучки,
    Ох,не вынес старенький этакий позор.
    Взял он нашу бабушку за беленькие рученьки
    И с седьмого этажа скинул на забор.
    ПРИПЕВ.



  • Благотворительный фонд сайта
    рублей Яндекс.Деньгами
    на счёт 41001193688555 (Русский шансон)


    Поиск
    Календарь
    «  Ноябрь 2017  »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
      12345
    6789101112
    13141516171819
    20212223242526
    27282930
    Друзья сайта
  • Создать сайт
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Все проекты компании
  • Стильная одежда

  • Форум

  • Все о животных


  • Доска объявлений


  • Яндекс.Метрика
    Rambler's Top100

    Шансон.Инфо : Рейтинг шансонных сайтовПосвящается русскому шансону

    SafeWeber.ruTop Лучших Сайтов Жанра Шансон
    Прослушать мои МР3, пообщаться на форуме, мой творческий путь - биография, дополнительные мои услуги, как шансонье.
    Каталог Ресурсов Интернет
    495ru.ru, Доски объявлений, бесплатные объявления, дать объявление в интернет
    Бесплатный Шансон-Портал

    Доставка цветов заказ букетов

    @реклама

    @email



    ©дизайн студии
    Долгопрудный




    Мини-чат
    Copyright MyCorp © 2017
    Бесплатный хостинг uCoz